www.grof.com.ua

Кинойога: смерть и возрождение
барона Мюнхгаузена

«Завтра годовщина твоей смерти.
Ты что, хочешь испортить нам праздник?»

Автор: Алексей Задерий

Метод под названием кинойога, разработанный Тэвом Спарксом, обладает универсальной природой и подходит для любого фильма, независимо от того, где и когда он был снят, – важно лишь, чтобы он вызывал переживания у зрителей во время просмотра
Список фильмов для этой цели и дальнейшего обсуждения Тэв Спаркс предлагает в своей книге «Кинойога», но они преимущественно американского производства (что вполне логично, принимая во внимание постоянное место жительства автора) и далеко не всегда известны нашему зрителю. Однако благодаря универсальности метода кинойоги мы решили применить его к ряду полюбившихся нам фильмов советского производства, вряд ли знакомых Спарксу, зато хорошо известных нашему зрителю.
Он верил в то, что создавал, а все кричали: бред!
Он делал шум и карнавал из жизненных невзгод.
Когда спросили: есть любовь? Мы отвечали: нет!
А он ушел искать ее, и нас не взял с собой.
Александр Ершов «Барон»
В рамках метафоры «путешествия героя», на котором базируется кинойога, мы рассмотрим образ и путь барона Мюнхгаузена – персонажа книги Рудольфа Эриха Распе «Приключения барона Мюнхгаузена», в частности, в трактовке, предложенной в картине режиссера Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен». Он снял ее в 1979 году по одноименной пьесе Григория Горина, написанной с глубоким философским пониманием жизни и сильным сарказмом.

Барон Карл Фридрих Иероним Мюнхгаузен (наверное, самая знаковая роль Олега Янковского) благоденствует в «зоне безопасности» (БПМ-I по Станиславу Грофу), живя в мире своих фантазий в родовом замке с возлюбленной Мартой (Елена Коренева), слугой Томасом (Юрий Катин-Ярцев) и несколькими музыкантами – они исполняют глубоко западающие в душу мелодии Алексея Рыбникова, неизменный атрибут пьес Горина, задающие настроение для той или иной сцены.
Увидеть все материалы «Блога «МХД»
Соседи не слишком жалуют барона, но из уважения и забавы ради слушают фантастические истории о его невероятных похождениях. Нужно заметить, что эти истории в основе своей содержат миф о чудесном спасении: во время реальных боевых действий на войне, в которой участвовал барон Мюнхгаузен, ситуации, когда смерть была близка, но ее удавалось чудом избежать, были более, чем реальны. И поскольку уму тяжело принять такую реальность, где у него отсутствует контроль над жизнью и смертью, он или создает разные красочные небывалые истории, или человек вверяет себя в руки Божьи и действует уже по наитию, ведомый Высшим Водительством. И в том, и в другом случае он перестает быть прежним и поднимается в своем сознании на другой уровень.

У Мюнхгаузена, выбравшего все-таки подменить собой Творца, все было бы прекрасно и замечательно, если бы только не желание жениться на Марте, для осуществления которого нужен священник. Специально приехавший для этого из Ганновера пастор (Владимир Долинский) после долгих уговоров отказался повенчать барона с Мартой, поскольку, как выясняется, барон женат на оставившей его Якобине Мюнхгаузен, в девичестве фон Дуттен (Инна Чурикова блистательна в этой роли), прошение на развод с которой находится у герцога (Леонид Броневой) и на тот момент еще не подписано. В диалоге барона с пастором, который потом уехал, и проступают черты драматического конфликта Мюнхгаузена и социума. Конфликт так и не разрешается полностью – зрителю предложен открытый финал и поле для воображения.
...поскольку уму тяжело принять такую реальность, где у него отсутствует контроль над жизнью и смертью, он или создает красочные небывалые истории, или человек вверяет себя в руки Божьи и действует уже по наитию. И в том, и в другом случае он перестает быть прежним и поднимается в своем сознании на другой уровень.
Барону, который живет в своем собственном мире и руководствуется своими собственными правилами, все же приходится обращаться к обществу за решением своих проблем, таких, как подписание прошения о разводе или венчание с возлюбленной. Но при этом он навязывает окружающим свои представления о мироустройстве, искренне веря в то, что доносит до них правду и, тем самым, приносит счастье. С другой точки зрения, барон ведет себя эгоистически и, как маленький ребенок, требует, чтобы все слепо следовали его «светлым» идеям, а до заведенных в обществе порядков и устоев ему нет никакого дела.

Бракоразводный процесс, который после подписания прошения герцогом стал простой формальностью, из-за неудержимого желания барона доискиваться правды и обязательно сообщать о результатах всем окружающим, грозил обернуться крахом. И тут своим объявлением о новом дне, 32-м мая, барон сам загнал себя в пресловутую «зону ловушки» (БПМ-II), о которой говорит кинойога. Для того чтобы получить развод и жениться на Марте, Мюнхгаузену надлежит отречься от всех своих историй, то есть, по сути, утратить свою личность (как заметили бы современные психологи: ложное «Я», эго, маску, но барон-то рассуждал иначе), самого себя, умереть как барон Мюнхгаузен и превратиться в обычного человека – садовника Мюллера, коих в Германии великое множество. Как раз оранжерея, где он выращивает цветы на продажу, замечательно иллюстрирует ловушку, в которой барон очутился. Он просуществовал в ней три года и выбраться оттуда ему было бы крайне непросто. Но, к счастью, у барона был друг, который пробудил его к жизни и вызвал в нем желание вернуться к себе настоящему. Это его бывший слуга Томас, зашедший навестить барона и заставший его в довольно плачевном состоянии: от Мюнхгаузена ушла Марта, и, живя в оранжерее, он уже немного уподобился овощу.
...чтобы жениться на Марте, Мюнхгаузену надлежит отречься от всех своих историй, то есть, по сути, утратить свою личность (как заметили бы современные психологи: ложное «Я», эго, маску, но барон-то рассуждал иначе), самого себя, умереть как барон Мюнхгаузен и превратиться в обычного человека – садовника Мюллера, коих в Германии великое множество.
Подвигнутый своим старым слугой, барон разрушает оранжерею, смывает с себя серую личину Мюллера и возрождается к тому самому, знаменитому своими историями, барону Мюнхгаузену. Однако, чтобы вернуть Марту, ему необходимо возродиться и в обществе, которое, считая барона умершим, даже поставило ему памятник. Конечно, общество не готово к столь радикальным переменам. «Завтра годовщина твоей смерти. Ты что, хочешь испортить нам праздник?» – восклицает возмущенная баронесса-правообладатель, причем делает это дважды по ходу действия.

И тут возникает очередная «зона ловушки» – тюрьма, куда барона бросают, обвинив в самозванстве. Этому, как ни странно, содействует другой его друг – бургомистр (Игорь Кваша), который, впрочем, на протяжении всего фильма всячески защищал и поддерживал Мюнхгаузена во всех чудачествах и выходках и благодаря которому сглаживались все острые углы во взаимоотношениях барона с обществом. Видимо, бургомистр был менее всего готов к внезапному «воскрешению» барона.
В качестве судебного эксперимента, представляющего долгожданную «зону войны» (БПМ-III), так и не состоявшуюся с Англией и при разводе, барон должен повторить один из своих славных подвигов: полететь на ядре, выпаленном из пушки, на Луну, что в различных психологических интерпретациях символизирует зачатие, а следовательно – повторное попадание в «зону безопасности» (БПМ-I), а не в «зону свободы» (БПМ-IV). При этом свободу быть самим собой, свое имя барон сохраняет: «Да поймите же, барон Мюнхгаузен славен не тем, что летал или не летал, а тем, что не врет». Но в этом случае свободу можно понимать и как свободу от матрицы смерти-рождения, бесконечной череды реинкарнаций, как выход за пределы той лестницы на небо, по которой взбирается барон. С одной стороны, эта лестница напоминает спираль ДНК, а с другой – лестницу Иакова, за которой следует соединение со своей Самостью, Высшим Я или Творцом, как это состояние названо в разных традициях.

Фигура того самого Мюнхгаузена стала настолько культовой, что Олегу Янковскому именно в этом сценическом образе поставили памятник в Саратове. Но как бы мы ни пытались вписать его в логические схемы той или иной теории, он все равно окажется за ее рамками. И, словно пророчество, актуальное сегодня и во все времена, звучит его сакраментальная фраза-завещание: «Умное лицо – это еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа!»
Об авторе
Алексей Задерий — психолог, сертифицированный ведущий холотропного дыхания (2009, 2014), переводчик книги «Кинойога. О том, как любой фильм может изменить вашу жизнь», ведущий кинойоги в «Мастерской холотропного дыхания» 2013 − 2016 гг.
11 декабря, понедельник, 18:30 - 23:00
Вечер кинойоги в «МХД»
Фильм для проживания: «Баба Азиз» (2005)
Режиссер: Насер Хемир, в ролях: Парвиз Шахинхо
Мэриам Хамид

Насер Хемир создал щемящую поэму о неудержимом наступлении зыбких песков Ирана и Туниса.

Два человека, затерянные в океане песка. Иштар, веселая маленькая девочка, и ее дед, Баб Азиз, слепой дервиш. Их цель — великое воссоединение дервишей, которое происходит каждые тридцать лет. Но узнать, где это произойдет, каждый пытается исходя из своей веры. Каждый должен услышать бесконечную тишину пустыни своим сердцем. Пока они пересекают безграничное пространство пустыни по обжигающим пескам, они встречаются с другими людьми. Осман, страдающий по прекрасной девушке, которую он нашел на дне колодца…
Узнать о событиях «Мастерской холотропного дыхания»
Close
Получите дайджест «МХД» на ваш e-mail
Write Close
Close
Ваш гид в расширенные состояния сознания
Подробнее о «Дайджесте МХД»