www.grof.com.ua

Кинойога: смерть и возрождение
барона Мюнхгаузена

«Завтра годовщина твоей смерти.
Ты что, хочешь испортить нам праздник?»

Автор: Алексей Задерий

Метод под названием кинойога, разработанный Тэвом Спарксом, обладает универсальной природой и подходит для любого фильма, независимо от того, где и когда он был снят, – важно лишь, чтобы он вызывал переживания у зрителей во время просмотра
Список фильмов для этой цели и дальнейшего обсуждения Тэв Спаркс предлагает в своей книге «Кинойога», но они преимущественно американского производства (что вполне логично, принимая во внимание постоянное место жительства автора) и далеко не всегда известны нашему зрителю. Однако благодаря универсальности метода кинойоги мы решили применить его к ряду полюбившихся нам фильмов советского производства, вряд ли знакомых Спарксу, зато хорошо известных нашему зрителю.
Он верил в то, что создавал, а все кричали: бред!
Он делал шум и карнавал из жизненных невзгод.
Когда спросили: есть любовь? Мы отвечали: нет!
А он ушел искать ее, и нас не взял с собой.
Александр Ершов «Барон»
В рамках метафоры «путешествия героя», на котором базируется кинойога, мы рассмотрим образ и путь барона Мюнхгаузена – персонажа книги Рудольфа Эриха Распе «Приключения барона Мюнхгаузена», в частности, в трактовке, предложенной в картине режиссера Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен». Он снял ее в 1979 году по одноименной пьесе Григория Горина, написанной с глубоким философским пониманием жизни и сильным сарказмом.

Барон Карл Фридрих Иероним Мюнхгаузен (наверное, самая знаковая роль Олега Янковского) благоденствует в «зоне безопасности» (БПМ-I по Станиславу Грофу), живя в мире своих фантазий в родовом замке с возлюбленной Мартой (Елена Коренева), слугой Томасом (Юрий Катин-Ярцев) и несколькими музыкантами – они исполняют глубоко западающие в душу мелодии Алексея Рыбникова, неизменный атрибут пьес Горина, задающие настроение для той или иной сцены.
Увидеть все материалы «Блога «МХД»
Соседи не слишком жалуют барона, но из уважения и забавы ради слушают фантастические истории о его невероятных похождениях. Нужно заметить, что эти истории в основе своей содержат миф о чудесном спасении: во время реальных боевых действий на войне, в которой участвовал барон Мюнхгаузен, ситуации, когда смерть была близка, но ее удавалось чудом избежать, были более, чем реальны. И поскольку уму тяжело принять такую реальность, где у него отсутствует контроль над жизнью и смертью, он или создает разные красочные небывалые истории, или человек вверяет себя в руки Божьи и действует уже по наитию, ведомый Высшим Водительством. И в том, и в другом случае он перестает быть прежним и поднимается в своем сознании на другой уровень.

У Мюнхгаузена, выбравшего все-таки подменить собой Творца, все было бы прекрасно и замечательно, если бы только не желание жениться на Марте, для осуществления которого нужен священник. Специально приехавший для этого из Ганновера пастор (Владимир Долинский) после долгих уговоров отказался повенчать барона с Мартой, поскольку, как выясняется, барон женат на оставившей его Якобине Мюнхгаузен, в девичестве фон Дуттен (Инна Чурикова блистательна в этой роли), прошение на развод с которой находится у герцога (Леонид Броневой) и на тот момент еще не подписано. В диалоге барона с пастором, который потом уехал, и проступают черты драматического конфликта Мюнхгаузена и социума. Конфликт так и не разрешается полностью – зрителю предложен открытый финал и поле для воображения.
...поскольку уму тяжело принять такую реальность, где у него отсутствует контроль над жизнью и смертью, он или создает красочные небывалые истории, или человек вверяет себя в руки Божьи и действует уже по наитию. И в том, и в другом случае он перестает быть прежним и поднимается в своем сознании на другой уровень.
Барону, который живет в своем собственном мире и руководствуется своими собственными правилами, все же приходится обращаться к обществу за решением своих проблем, таких, как подписание прошения о разводе или венчание с возлюбленной. Но при этом он навязывает окружающим свои представления о мироустройстве, искренне веря в то, что доносит до них правду и, тем самым, приносит счастье. С другой точки зрения, барон ведет себя эгоистически и, как маленький ребенок, требует, чтобы все слепо следовали его «светлым» идеям, а до заведенных в обществе порядков и устоев ему нет никакого дела.

Бракоразводный процесс, который после подписания прошения герцогом стал простой формальностью, из-за неудержимого желания барона доискиваться правды и обязательно сообщать о результатах всем окружающим, грозил обернуться крахом. И тут своим объявлением о новом дне, 32-м мая, барон сам загнал себя в пресловутую «зону ловушки» (БПМ-II), о которой говорит кинойога. Для того чтобы получить развод и жениться на Марте, Мюнхгаузену надлежит отречься от всех своих историй, то есть, по сути, утратить свою личность (как заметили бы современные психологи: ложное «Я», эго, маску, но барон-то рассуждал иначе), самого себя, умереть как барон Мюнхгаузен и превратиться в обычного человека – садовника Мюллера, коих в Германии великое множество. Как раз оранжерея, где он выращивает цветы на продажу, замечательно иллюстрирует ловушку, в которой барон очутился. Он просуществовал в ней три года и выбраться оттуда ему было бы крайне непросто. Но, к счастью, у барона был друг, который пробудил его к жизни и вызвал в нем желание вернуться к себе настоящему. Это его бывший слуга Томас, зашедший навестить барона и заставший его в довольно плачевном состоянии: от Мюнхгаузена ушла Марта, и, живя в оранжерее, он уже немного уподобился овощу.
...чтобы жениться на Марте, Мюнхгаузену надлежит отречься от всех своих историй, то есть, по сути, утратить свою личность (как заметили бы современные психологи: ложное «Я», эго, маску, но барон-то рассуждал иначе), самого себя, умереть как барон Мюнхгаузен и превратиться в обычного человека – садовника Мюллера, коих в Германии великое множество.
Подвигнутый своим старым слугой, барон разрушает оранжерею, смывает с себя серую личину Мюллера и возрождается к тому самому, знаменитому своими историями, барону Мюнхгаузену. Однако, чтобы вернуть Марту, ему необходимо возродиться и в обществе, которое, считая барона умершим, даже поставило ему памятник. Конечно, общество не готово к столь радикальным переменам. «Завтра годовщина твоей смерти. Ты что, хочешь испортить нам праздник?» – восклицает возмущенная баронесса-правообладатель, причем делает это дважды по ходу действия.

И тут возникает очередная «зона ловушки» – тюрьма, куда барона бросают, обвинив в самозванстве. Этому, как ни странно, содействует другой его друг – бургомистр (Игорь Кваша), который, впрочем, на протяжении всего фильма всячески защищал и поддерживал Мюнхгаузена во всех чудачествах и выходках и благодаря которому сглаживались все острые углы во взаимоотношениях барона с обществом. Видимо, бургомистр был менее всего готов к внезапному «воскрешению» барона.
В качестве судебного эксперимента, представляющего долгожданную «зону войны» (БПМ-III), так и не состоявшуюся с Англией и при разводе, барон должен повторить один из своих славных подвигов: полететь на ядре, выпаленном из пушки, на Луну, что в различных психологических интерпретациях символизирует зачатие, а следовательно – повторное попадание в «зону безопасности» (БПМ-I), а не в «зону свободы» (БПМ-IV). При этом свободу быть самим собой, свое имя барон сохраняет: «Да поймите же, барон Мюнхгаузен славен не тем, что летал или не летал, а тем, что не врет». Но в этом случае свободу можно понимать и как свободу от матрицы смерти-рождения, бесконечной череды реинкарнаций, как выход за пределы той лестницы на небо, по которой взбирается барон. С одной стороны, эта лестница напоминает спираль ДНК, а с другой – лестницу Иакова, за которой следует соединение со своей Самостью, Высшим Я или Творцом, как это состояние названо в разных традициях.

Фигура того самого Мюнхгаузена стала настолько культовой, что Олегу Янковскому именно в этом сценическом образе поставили памятник в Саратове. Но как бы мы ни пытались вписать его в логические схемы той или иной теории, он все равно окажется за ее рамками. И, словно пророчество, актуальное сегодня и во все времена, звучит его сакраментальная фраза-завещание: «Умное лицо – это еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа!»
Об авторе
Алексей Задерий — психолог, сертифицированный ведущий холотропного дыхания (2009, 2014), переводчик книги «Кинойога. О том, как любой фильм может изменить вашу жизнь», ведущий кинойоги в «Мастерской холотропного дыхания» 2013 − 2016 гг.
25 сентября, понедельник, 18:30 - 23:00
Вечер кинойоги в «МХД»
Фильм для проживания: «Вечность» (2016)
Режиссер: Чан Ань Хунг, в главной роли: Одри Тоту

Сюжет фильма разворачивается на протяжении более чем двух столетий и рассказывает о трёх поколениях женщин, которые проходят на своём пути всё — любовь, отчаяние, радость и горе. Они познают себя в любви, раскрываются по-новому и находят силы приумножать те чувства, которые у них есть. Меняются столетия, появляются новые люди, новые впечатления и новые потери, уходит красота и отношения, но настоящая любовь остаётся навечно.
Узнать о событиях «Мастерской холотропного дыхания»
Close
Получите дайджест «МХД» на ваш e-mail
Write Close
Close
Ваш гид в расширенные состояния сознания
Подробнее о «Дайджесте МХД»